Блог Ильи НовиковаБлог Ильи НовиковаРСС

Заметки по тегу «литература»


Универ — 2   0  

На той неделе один из преподавателей в конце пары взял с чьего-то стола книгу Валерия Аграновского «Вторая древнейшая. Беседы о журналистике» и показал ее всей группе. Он спросил нас, считаем ли мы, что книга названа удачно.
Доцент намекал, а позже сказал это и прямо: такое название можно понять неоднозначно. Всем известно, что первая древнейшая профессия — проституция, а, стало быть, журналистика — тоже, «продажная девка капитализма». Преподаватель, конечно, получил филологическое образование, к журналистике имеет отношения мало, книгу не читал, а значит его толкование заглавия вполне объективно.
То, что вторая древнейшая профессия часто по своим принципам совпадает с первой, всем очевидно. Журналисты сами давно это доказали. Гораздо интереснее, то, что кандидат филологических наук сразу увидел неоднозначность в названии, а журналисты, похоже, написали, вычитали и издали, «не почувствовав подвоха».
На отделение журналистики, надо сказать, я пошел еще и из простого любопытства. Мне интересно, почему многие уважающие себя московские издания либо молча стараются не брать выпускников журфака, либо даже четко указывают это в вакансии. Я предположил, что главная причина — журфак выпускает журналистов в плохом смысле этого слова: амбициозных, со знаниями, ограниченными прочитанной художественной литературой, нахватавшихся по верхами, не желающих вникать в предмет, о котором пишут, и так любящих использовать бессмысленные штампы.
Книга, которую, как нам уже сообщили, на первом семестре придется «выучить наизусть», пока совсем не опровергает это. При этом я не хотел бы оказаться в положении «не читал, но осуждаю»: и мои, и преподавательские рассуждения построены только на названии. Вполне возможно, что в тексте книги оно обыгрывается, или, наоборот, там объясняется, почему нам неизбежно придется заимствовать принципы у первой древнейшей.

Бейкер-стрит, 221б   7  

Не знаю, как вы, но весь авторский состав «Илновикова» (один человек, если кто не знает) в свое время прочитал почти все, что написал сэр Конан Дойл о знаменитом сыщике и его друге-докторе. Ещё я, как и большинство людей в нашей стране, видел и очень люблю российскую экранизацию этого шедевра, о которой и пойдет речь в этой, уже тридцатой по счету заметке.
Почти неделю назад, ровно ко дню рожденья Василия Ливанова, лучше всех в мире сыгравшего великого сыщика, открылся веб-памятник фильму «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», то есть, собственно говоря, той самой гениальной экранизации. Причем если бы это был настоящий памятник, а не виртуальный, то он бы выглядел не простым каменным бюстом Ливанова с трубкой, а представлял собой огромный монумент со всеми известными персонажами детектива, подробными подписями и фонтаном с подсветкой.

Заставка, 221b.ru
Это я все к тому, что создатели этого веб-сайта, два петербуржца-холмсоведа, pinguin_piter и taym_ru (даю ссылки на их журналы, так как человеческих имен и сайтов не нашел) проделали действительно колоссальную работу. Даже если вы много раз видели этот фильм и прочитали всего Шерлока Холмса, на изучение всех материалов на этом сайте уйдет минимум три-четыре часа. Поэтому я попробую рассказать, что стоило бы смотреть в самую первую очередь.
Так уж вышло, что большинство людей очень любят хорошие иллюстрации. Фотографии, чертежи, схемы эвакуации… Поэтому самым интересным можно назвать разделы «Овсянка» и «География». В первом перечислены все до одного киноляпа в этом многосерийном фильме, на которые вы, готов поспорить, не разу не обращали своего внимания. Например, всякий раз, когда герои ходят с «керосиновыми» лампами, не вооруженным взглядом видны отходящие от них провода, а в одной из серий Холмс, как ни в чем не бывало, поправляет зацепившийся шнур рукой. А чего стоит бокс, после которого, как вы помните, Холмс заявляет: «Вы не наблюдательны, миссис Хадсон: я ни разу не пустил в ход левую. Поэтому шансы равны», а наделе, если быть чуть внимательнее, он только левой и атакует. Ах, бедная, доверчивая, миссис Хадсон!

«Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», ляп
Во втором упомянутом разделе показаны все места съемок фильма, причем, в основном это свежие и недавно переснятые фотографии. В основном, конечно, съемка велась в Петербурге, но кое-что снималось и в Латвии, Эстонии, Абхазии и в других странах. Фотографии там небольшие, но по щелчку увеличиваются, плюс к ним есть подробнейшие описания.
Кроме всего этого, на сайте есть вся история сериала, упоминание всех без исключения ролей и серий, несколько отменных статей разных авторов и все главы Конана Дойла, которые были экранизированы, саундтрэк (прости, господи!) и неотцензуренный диалог про Афганистан, огромное количество фотографий актеров и ссылки на другие дружественные сайты. А также — пока ещё неработающий раздел «Литера М», где авторы просят помочь создать им Холмсопедию. И, разумеется, я что-то забыл упомянуть или сам ещё не видел — так уж много там различных материалов.
И, конечно, изучать этот сайт нужно скачав знаменитую увертюру Дашкевича и сделав колонки погромче.

Это не радио, это Достоевский   3  

Известный писатель Борис Акунин, чтобы не заморачиваться, будет писать сразу деньги.

Комеди Клаб
За сравнительно короткую жизнь проекта это уже второй раз, когда я рассказываю о произведениях Григория Чхаритшвилли (больше известного под псевдонимом Борис Акунин). Новая книга о приключениях Николаса Фандорина, правнука Эраста Петровича, вышла под названием «Ф. М.» — инициалами великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского, хотя существует шестнадцать вариантов расшифровки этой аббревиатуры, по числу глав.

«Ф. М.», оба тома
Если бы сделать шрифт на пару пикселей меньше и убрать со страниц отвратительные картинки, найденные случайным образом в Google Image, текст книги мог бы с легкостью поместиться в одну книгу, но Акунину, видимо, показалось, что двухтомник будет выглядеть солидней. Или, может быть, это — прости Господи! — маркетинговое решение: посудите сами, что средний покупатель купит скорее, две книги по 170 рублей или одну за 350?
Не знаю как у вас, но у меня создается впечатление, что современные писатели составляют сюжеты по четко выверенному шаблону, которым, увы, на этот раз — на что только не пойдешь, чтобы продать 300 тысяч экземпляров — воспользовался и Акунин. Да, приходится признавать, что роман написан по всем правилам современного бестселлера: здесь упоминается тема гомосексуализма, одна из основных героинь — а точнее, пожалуй, героев — сменила пол, ну и конечно, автор не забывает и про описание жизни на Рублевке.
Думаю, любой думающий читатель уже недоумевает, как ко всему этому можно было привязать имя классика. Обо всем по порядку: бывшему английскому джентльмену и правнуку знаменитого детектива попадает в руки первая часть неизвестной миру рукописи «Теорийка» Достоевского, которая является черновым наброском «Преступления и наказания» и оставшиеся части которой он и ищет на протяжении шестнадцати глав.
Второй том заканчивается примечаниями к отдельным отрывкам и розыгрышем перстня Порфирия Петровича, который не смог найти главный герой.
***
«Преступление и наказание», Ф. М. Достоевский

Русский Шерлок Холмс   0  

Следующие 5 абзацев текста, которые я здесь напишу, будут посвящены замечательному автору Борису Акунину (он же Григорий Чхартишвили), которому на днях исполнилось — юбилей! юбилей! — пятьдесят лет. С девяносто девятого года, когда в Москве впервые услышали об этом ныне очень модном авторе, он написал — ещё один юбилей — целых двадцать пять книг. Признаюсь, не все его книги достойны внимания: как и у любого человека, у Чхартишвили есть и неудачные работы. Например, пылящуюся на полке «Пелагею» я так и не осилил.
Мое знакомство с романами Акунина началось только в прошлом году — году экранизации некоторых его книг. Сначала, для ознакомления, я решил прочитать пару глав из выложенного в интернете «Турецкого гамбита», но не удержался и сразу просмотрел почти половину книг о приключениях Эраста Петровича Фандорина, пожалуй, самого удачного из всех созданных Борисом Акуниным героев. Многие люди даже не знают, что у автора есть какие-то другие произведения, помимо Эраста Петровича. Приключения Фандорина переведены на английский, и его по достоинству называют «русским Шерлоком».
Каждая новая книга Акунина — эксперимент, рассказ от совершенно другого лица, в совершенно другом формате, но на том же грамотном языке классиков. Так, совсем недавно я прочитал оформленный в виде книги сценарий «Инь и ян», написанный Акуниным для Российского Академического Молодежного Театра. Сюжет сценария изложен в двух версиях — черной и белой, причем обе можно прочитать в одной книге.

«Инь и ян», обложка

Начинаются обе части одинаково — в 1882 году в подмосковной усадьбе покойного Сигизмунда Борецкого его браться с женами и детьми, кузенами Яном и Ингой, выслушивают завещание покойного, по которому все его состояние должно достаться племяннице Инге, скромной совершеннолетней девушке, за исключением одного бумажного веера, который получает её кузен, недоучившийся студент и неудачливый ученый. Но есть важное примечание: «означенный предмет должен быть передан наследнику в присутствии одного человека, некоего Фандорина Эраста Петровича, который сделает необходимые разъяснения». Через пару часов является и сам герой — чиновник особых поручений при генерал-губернаторе господин Фандорин. На этом версии расходятся.
Разделение романа на версии — очередной эксперимент Чхартишвили. Одна из них противоположность другой — добро и зло, порядок и хаос, Ян и Инь, мужчина и женщина. Вот и цитата из книги, реплика Фандорина: «Видите ли, у древних китайцев было странное з-заблуждение, что все добро происходит от мужчин, а все зло от женщин». Значит не ошиблись китайцы, доказывает нам Григорий Чхартишвили, беспорядок и неразбериха идет о слабого пола, ясность и порядок же от мужчин. Хотя это мой вывод, все равно — читайте между строк.