Блог Ильи НовиковаБлог Ильи НовиковаРСС

Заметки по тегу «Толстая»


Занимательная кулинария   2  

Чтобы как-то доказать всем, что для меня не важна актуальность того, о чем я пишу, сегодня я расскажу о веще, которая была издана почти два года назад, а мне в руки попала вот только сейчас. Ну, и кроме того, я давно обещал посвятить «Школе злословия», одной из немногих на нашем телевидении передаче, которую действительно можно смотреть, отдельную заметку. В общем, речь пойдет о книге «Кухня Школы Злословия».

«Кухня Школы Злословия», обложка
Сразу отмечу, что она была напечатана в далеком 2004 году, когда эта программа выходила на не слишком популярном телеканале «Культура» (сейчас же вместе со всеми декорациями переехала на НТВ). Да и денег у её ведущих, Татьяны Толстой и Авдотьи Смирновой, было немного. По-крайней мере, обложка оформлена на твердую «тройку», а первую страницу вообще украшает реклама пива. Книга почему-то нестандартного размера, 25 на 20 сантиметров, то есть, видимо с замашкой на настольную. И сверстана в две колонки, что совсем не мешает её читать (а это вдвойне приятно — мой следующий проект будет сверстан в две колонки).
Как следует из анонса, здесь собрано более 70 кулинарных рецептов и 67 интервью (те, кого вырезала Кровавая Цензура, в книгу не вошли) самых разных известных людей. В том же анонсе уверяют, что читатель узнает, как Сергей Кириенко пел в ванной, чего боялся в детстве Глеб Павловский и почему Галина Вишневская бросила в Ростроповича лягушкой. Оказалось, что Кириенко пел так, что его жене жаловались соседи, Павловский боялся темного узкого пространства за печкой, а Вишневская бросила не лягушкой, а медальоном в виде лягушки, такой уж он был некрасивый.
Что же касается оригинальной части — рецептов — то на них, на мой взгляд, никто не обратил особого внимания. По замыслу ведущих, на каждого человека приходится по оригинальному блюду, которое он любит готовить, причем все гости разделены на четыре раздела — салаты, супы, горячее и сладкое. Плюс десерты от авторов в конце. Здесь можно, конечно, искать закономерности: например, почему-то все театральные деятели выбрали спагетти. Или из-за чего-то большинство десертов сделано с медом.
Конечно, стоило бы прочитать вообще все интервью, но я ограничился разговорами только с интересными для меня людьми, а именно: Андрей Бильжо, Алексей Венедиктов, Александр Гордон, Михаил Горбачев, Юрий Грымов, Дмитрий Дибров, Рената Литвинова, Глеб Павловский, Владимир Соловьев, Олег Тиньков, Артемий Троицкий, Василий Уткин и Ирина Хакамада. Плюс ещё что-то, что случайно зацепил.
И что интересно, в любом политике, музыканте или поэте Толстая и Смирнова открывают совершенно другого человека, как правило, беседуя на отвлеченные от специальности темы. И, в общем, если кто-то книгу до сих пор не видел — не поздно это сделать сейчас. Надеюсь, скоро выйдет вторая порция стенограмм, только хорошо оформленных высокооплачиваемыми специалистами из  «НТВ-дизайн».

Как Артемий Лебедев маму навещал   1  

Как-то раз Артемий Андреич™ Лебедев навещал маму. Он поднялся по лестнице и позвонил в дверь. Артемий Андреич™ оглянулся по сторонам и пригладил волосы. Через пол минуты дверь открылась и на пороге оказалась знакомая всем по передаче «Школа злословия» Татьяна Толстая в халате, тапочках и с дымящейся сигаретой в руке. «О, привет, сынуля», — поцеловала она Артемия Андреича™ в щеку, — «Только ко мне сегодня Дуняша заскочила…». «Авдотья», — раздраженно поправил голос из кухни, и Толстая улыбнулась. «Хм», — мрачно подумал Артемий Андреич™, — «Ну, начинается».
Артемий Андреич™ с мамой прошли через короткий коридор, где весели три плаката к дням рождения Студии Лебедева, к столу, на котором стояли две нетронутые чашки с кофе, пепельница с окурками, начатая пачка сигарет, банка с вареньем и какое-то печенье в вазочке. Рядом на стуле сидела вторая ведущая «Школы злословия», Авдотья Смирнова. «Привет, Тем», — сказала она Артемию Андреичу™. «Здравствуйте, Дуня», — махнул головой он и поджег взятую со стола сигарету. «Авдотья», — уже не так разражено, как в прошлый раз, поправила Смирнова.
«Сынуля тут новый знак препинания придумал, слышала?», — с насмешливой улыбкой начала разговор Татьяна Толстая. «Нет, что ещё за лишний геморрой?», — помрачнев, уточнила Авдотья. «Запятая-запятая, по типу точки с запятой», — объяснил Лебедев. «Нафига?», — спросила Смирнова. «Ну, как же… эээ… знак паузы…», — начал Артемий Андреич™. «Опять шум вокруг своей студийки поднимаешь?», — резко прервала его Авдотья. «Конечно, сынуля за это деньги получает, не дизайном же ему заниматься», — ехидно заметила Татьяна Толстая.
«А ты вообще-то хороший веб-дизайнер?» — неожиданно задала свой любимый вопрос «Дунечка». «Лучший», — скромно ответил Артемий Андреич™. «Ой-ой-ой», — подразнила его мама. «Вообще, с чего вдруг дизайнером стал — непонятно», — начала она свой вечный укор, — «Я вот писательница и журналистка, да и твой пра-пра…». «Знаю, „Незнайку“ написал», — осторожно перебил Артемий Андреич™.
«А про запятую-запятую, расскажи все же, зачем она нужна?», — перевела тему Толстая, взяв ещё одну сигарету. Артемий Андреич™ сделал тоже самое и стал рассказывать: «Предлагается вместо точки с запятой ввести новый знак, для обозначения паузы при чтении, состоящий из двух запятых. Графически и интонационно такой символ гораздо лучше подходит для обозначения паузы». «Глупость», — категорично заметила Авдотья Смирнова. «…в каждом слове», — добавила Татьяна Толстая.
«Хм», — подумал Артемий Андреич™, — «Как черта я не остался сегодня в студии?».