Блог Ильи НовиковаБлог Ильи НовиковаРСС

Израиль

Идея посетить Израиль родилась у меня довольно случайно. Во время поездки в Стокгольм один мой питерский друг постоянно называл шведские кроны «шекелями» за их стандартный валютный код SEK. Я пошутил, что в следующем году надо поехать в страну с настоящими шекелями. К несерьезному намерению скоро добавилось желание отдохнуть на курорте, посмотреть пару культовых достопримечательностей, а также приглашение от местных — и вот мы уже с усиливающимся страхом читали про бесчеловечный шмон на границе.
Забегая вперед, скажу, что мне нечего написать про ужасы, пережитые при прохождении пограничного контроля перед Землей Обетованной. Нам не пришлось испытать ничего унизительнее пары дежурных вопросов по прибытии, после которых нам выдали какие-то бело-синие карточки и отпустили с миром, и одного вполне обоснованного короткого допроса перед вылетом.
Зато мы ощутили особый колорит этой страны еще на рейсе Москва — Тель-Авив. Пассажиры устроили на борту необыкновенный балаган. Они игнорировали сигналы световых табло и просьбы экипажа, выстраивались в очередь в туалет на взлете, при входе самолета в зону турбулентности и после объявления о посадке, блокировали проезд тележкам с едой и воевали со стюардессами.



Тель-Авив

В первый же день мы, как казалось, начали проявлять поистине еврейскую смекалку, поскольку нашли способ сэкономить на такси ночью в шаббат в виде регистрации прямо в зале прилета аэропорта «Бен-Гурион» нового пользователя на Uber, которому полагается приличная скидка. Таксист оказался русскоговорящим, и сразу развеял наши наивные представления о религиозности местного населения и его отличиях от обычного западного человека. На вопрос, принято ли в Израиле, чтобы женщины оголяли ноги и плечи, он усмехнулся: «Хорошо, если они без лифчика по улице не ходят».

На утро мы проснулись в хостеле, находившемся недалеко от центра Тель-Авива, но уже в каких-то трущобах. Очевидно, что это был край цивилизации, поскольку ровно на нашей улице прерывалась велодорожка, шедшая от пляжа, а все фалафельные заканчивались еще за пару кварталов. Тем не менее, благодаря скромным размерам центральной части города все, что мы задумали посетить, оказалось в пешей доступности.







На самом деле ортодоксальных иудеев в Тель-Авиве, а уж тем более в Иерусалиме и севернее хватает. Они носят широкополые черные шляпы поверх ермолок и черные одежды, причем всем семейством, и много читают Тору. Остальные их слегка недолюбливают, считая асоциальными.
Тот факт, что страна находится на военном положении, выдавали только вертолеты в небе и молодые ребята и девушки в солдатской форме с рюкзаками и автоматами, вываливающие толпами на улицы на выходные. Даже когда один из военных приветливо отвечал на наши вопросы, он продолжал угрожающе держаться за оружие.
Но по-настоящему пугающими оказались попытки прогуляться по пляжу, где половина пространства плотно занята шезлонгами и зонтиками, а другая половина — людьми, которые все как один перекидывают друг другу увесистые шарики твердыми пластмассовыми ракетками. Там мы чувствовали себя на линии огня — песок под ногами раскален, а омываемый прохладной водой берег оккупирован людьми с ракетами, которые так и норовят с силой забить мяч в лицо прохожему.
От этого безумия можно только уплыть в спокойное Средиземное море на доске с веслом, которые специально для этого дают напрокат.
Первым сильным впечатлением от Израиля, сохранявшимся до конца поездки, стало огромное количество совершенно индифферентных к человеку котов и кошек всех пород и мастей, которыми заселены улицы. Древняя легенда, больше похожая на еврейский анекдот, гласит: у жителей спросили, чего они хотят больше, чтобы было много котов или много мышей, и люди ответили, что-таки котов.
При засилье бродячих кошек бездомных собак на улице мы не обнаружили. Их принято держать на поводке и водить на специальный собачий пляж — зону недалеко от старого города Яффо.

В целом, Тель-Авив выглядит очень неоднородно даже в центральных кварталах. Башни из стекла и стали финансовых учреждений на Бульваре Ротшильда и гостиниц вдоль набережной торчат среди белых округлых минималистичных построек в стиле баухаус и обшарпанных домишек, которым с виду можно дать полтора века.


В старом городе тесно, а на редких просторных площадках располагаются арт-инсталляции.


В деловой столице государства, где ночью можно спокойно ходить по улице, не боясь быть отоваренным чем-нибудь тяжелым по голове, на окнах встречаются серьезные решетки.


Хотя уютных балкончиков, закрытых только жалюзи от солнца и цветами, все же больше.


Русскую речь на улице можно услышать так часто, что создается впечатление, будто приезжих из России в стране не пятая часть, а как минимум половина. Поэтому и потеряться в Израиле довольно сложно — на помощь немедленно придут соотечественники. К примеру, когда в тот же шаббат нам позарез нужны были шекели, а обменники оказались закрытыми, достаточно было негромко выругаться, как семья туристов с Украины предложила купить у нас доллары по нормальному курсу.
В пригороде Тель-Авива есть зоопарк, поразивший даже меня, с моим равнодушием ко всеми этим обычным спящим бегемотам в клетках. Он, во-первых, работает по принципу контактного, то есть расстояние между людьми и животными максимально сокращено. А во-вторых, чтобы до него добраться, надо проехать пару километров на машине через настоящее сафари, где свободно ходят туда-сюда львы и жирафы.


Хайфа

Мы провели пять дней в Хайфе, где в основном ночевали. Размеры Израиля позволяют гостить у знакомых практически на самом севере страны и в любой момент за пару часов добираться в любое другое место государства, которое хочется посмотреть. Помимо туристических автобусов для передвижения вдоль всего побережья Средиземного моря существуют комфортные поезда.
Погулять по самому городу удалось в общей сложности дня полтора. В отличие от более традиционных туристических точек, у Хайфы мы не обнаружили никакого интерфейса. Поэтому сначала полюбовались главной местной достопримечательностью — садами Бахаи, повелись на уловку хитрого таксиста-араба, ограбившего нас на 30 шекелей, несколько раз заблудились в поисках то пляжа, то супермаркета, а потом старались больше в город не высовываться.
Из терракотовых камней, которыми покрыты дорожки в Бахаях, получаются неплохие обои на рабочий стол:


Зато для жизни Хайфа подходит прекрасно, особенно если есть знакомые, которые могут ввести вас в курс дела. Здесь принято строить дома с балконами, сопоставимыми по площади с квартирами, во дворах растут лимонные деревья, а новенькие маршрутные автобусы передвигаются утрировано быстро, как неотложный транспорт для потерявшихся волшебниц и волшебников из  «Гарри Поттера».
В Хайфе, как и всюду в Израиле, продается вкусный кофе, на самой захудалой заправке варят «Лаваццу». Однажды рано утром мы наблюдали бригаду мусорщиков, которые подъехали к остановке на самосвале, двое из них быстро опрокинули в рот по крохотному стаканчику эспрессо и пошли опустошать контейнеры, а третий, водитель, продолжил неспешно наслаждаться своим утренним кофе.
Вообще, Израиль — это рай для гурмана. Здесь на каждом шагу предлагают свежевыжатые соки из всех возможных фруктов и овощей, вкусного готовят в каждой забегаловке и приносят щедрые порции в кафе и ресторанах. Даже чизбургер в  «Макдоналдсе», в который нас однажды занесло, показался необыкновенно съедобными.
Из неудобств — только отсутствие в домах систем отопления, что зимой несколько напрягает, и подогрев воды с помощью солнца, благодаря чему красный вентиль ранним утром выкручивать бессмысленно — душ все равно останется пробуждающее холодным.


Иерусалим

В Иерусалиме мы провели всего несколько часов, за которые мало что успели увидеть.


Но главную историческую достопримечательность — приставную лестницу у окна Храма гроба господня, которая стоит там с 1834 года, мы заметили.


В самом храме, чтобы добраться до гроба, нужно отстоять большую очередь к склепу, по стенам которого временами спускается благодатный огонь. В толпе встречаются фанатики, которые уверены, что они ближе всех к богу, и молча прорываются ко входу без очереди. К ним принято относится с пониманием. У самого гроба полноценного диалога со всевышним не получится — уже через несколько секунд оттуда вас начинают выгонять, чтобы других не задерживать.
Этот и другие культовые объекты, как выяснилось, построены сравнительно недавно, и оттого заставляют не уверовать, а наоборот, производят обратное действие — начинаешь меньше верить в то, что библейские события действительно здесь происходили.
В Храме гроба господня принято экономить на электричестве:


Оказалось, что Стена Плача разделена не только на мужскую и женскую половину, но и частично находится в помещении, где настоящие верующие могут спокойно посидеть и помолиться без туристов.


Недалеко от Иерусалима расположено настоящее чудо — Мертвое море, на густой жиже которого можно расслабленно лежать, пока не сгоришь от солнца или в глаз не попадет капля соли. Случается, что жидкость попадает сразу в оба глаза, и тогда купающимся приходится кричать о помощи до тех пор, пока их не уведут под руки к пресному душу.

В целом, создается впечатление, что Израиль взял все лучшее от Америки — приветливость, хорошие дороги, пунктуальный общественный транспорт и весь жизненный комфорт и безопасность, и не взял все плохое — безвкусную еду, засилье запретов, ориентированность на личный транспорт, американцев. Страна кажется комфортной для жизни и достойной того, чтобы возвращаться туда снова.


Подобно тому как люди «подпирают» Пизанскую башню в Италии, позируя перед фотоаппаратом, на Мертвом море все изображают, что читают газету, лежа на воде.
Поделиться