Блог Ильи НовиковаБлог Ильи НовиковаРСС

Русский Шерлок Холмс

Следующие 5 абзацев текста, которые я здесь напишу, будут посвящены замечательному автору Борису Акунину (он же Григорий Чхартишвили), которому на днях исполнилось — юбилей! юбилей! — пятьдесят лет. С девяносто девятого года, когда в Москве впервые услышали об этом ныне очень модном авторе, он написал — ещё один юбилей — целых двадцать пять книг. Признаюсь, не все его книги достойны внимания: как и у любого человека, у Чхартишвили есть и неудачные работы. Например, пылящуюся на полке «Пелагею» я так и не осилил.
Мое знакомство с романами Акунина началось только в прошлом году — году экранизации некоторых его книг. Сначала, для ознакомления, я решил прочитать пару глав из выложенного в интернете «Турецкого гамбита», но не удержался и сразу просмотрел почти половину книг о приключениях Эраста Петровича Фандорина, пожалуй, самого удачного из всех созданных Борисом Акуниным героев. Многие люди даже не знают, что у автора есть какие-то другие произведения, помимо Эраста Петровича. Приключения Фандорина переведены на английский, и его по достоинству называют «русским Шерлоком».
Каждая новая книга Акунина — эксперимент, рассказ от совершенно другого лица, в совершенно другом формате, но на том же грамотном языке классиков. Так, совсем недавно я прочитал оформленный в виде книги сценарий «Инь и ян», написанный Акуниным для Российского Академического Молодежного Театра. Сюжет сценария изложен в двух версиях — черной и белой, причем обе можно прочитать в одной книге.

«Инь и ян», обложка

Начинаются обе части одинаково — в 1882 году в подмосковной усадьбе покойного Сигизмунда Борецкого его браться с женами и детьми, кузенами Яном и Ингой, выслушивают завещание покойного, по которому все его состояние должно достаться племяннице Инге, скромной совершеннолетней девушке, за исключением одного бумажного веера, который получает её кузен, недоучившийся студент и неудачливый ученый. Но есть важное примечание: «означенный предмет должен быть передан наследнику в присутствии одного человека, некоего Фандорина Эраста Петровича, который сделает необходимые разъяснения». Через пару часов является и сам герой — чиновник особых поручений при генерал-губернаторе господин Фандорин. На этом версии расходятся.
Разделение романа на версии — очередной эксперимент Чхартишвили. Одна из них противоположность другой — добро и зло, порядок и хаос, Ян и Инь, мужчина и женщина. Вот и цитата из книги, реплика Фандорина: «Видите ли, у древних китайцев было странное з-заблуждение, что все добро происходит от мужчин, а все зло от женщин». Значит не ошиблись китайцы, доказывает нам Григорий Чхартишвили, беспорядок и неразбериха идет о слабого пола, ясность и порядок же от мужчин. Хотя это мой вывод, все равно — читайте между строк.
Поделиться